Не обязательно ежегодно экспортировать миллионы тонн нефти и миллиарды кубометров газа — для начала нужно убедить мир, что они у вас есть…

Внимательный читатель, регулярно следящий за международными новостями, наверное, обращает внимание на постоянные сообщения из разных уголков мира об открытии больших запасов нефти или газа. За скупой информацией о количестве миллиардов баррелей нефти и кубометров газа нередко скрывается не только экономический подъем, но и большая политика. Недавно на конференции, посвященной минеральным ресурсам арабских стран, министр энергетики Иордании Хальдун Хтайшат объявил о том, что в стране открыты запасы нефти объемом 40 миллиардов (!) тонн и уже подписано 6 меморандумов о взаимопонимании с представителями ведущих нефтедобывающих компаний. То есть на Ближнем Востоке чуть ли не на голом месте может появиться еще одна страна —экспортер «черного золота». Нужно ли говорить, что международный статус Иордании будет существенно пересмотрен. Причем на это никоим образом не повлияет дата начала собственно добычи… Если копнуть глубже, подобные единичные случаи превращаются в тенденцию, с учетом которой есть чему поучиться и Украине.

Для начала просмотрим небольшую подборку новостей с сообщениями об открытии больших залежей нефти на протяжении последних лет. Сразу отметим, что информация неполная, однако в нашем случае достаточно показательна.

Ноябрь 2008 года. Гана

Президент Республики Гана Джон Куффур объявил о найденных в территориальных водах страны 3 миллиардах баррелей нефти (около 20 миллионов тонн), причем, исходя из его слов, можно заключить, что это минимальная оценка.

Ноябрь 2008 года. Бразилия

Бразильская государственная нефтяная компания сообщила, что недалеко от побережья Рио-де-Жанейро открыто глубоководное месторождение нефти объемом около 8 миллиардов баррелей.

Октябрь 2008 года. Новая Зеландия

На восточном побережье страны найдены сланцевые залежи, содержащие почти 2 миллиарда баррелей нефти. Право на добычу сырья уже получено.

Март 2008 года. США

Геологическая служба США сообщила о найденных месторождениях «черного золота» на территории штатов Северная Дакота и Монтана, общие запасы которых составляют 4,3 миллиарда баррелей.

Декабрь 2007 года. Бразилия

Обнаруженное гигантское месторождение в Тупе оценивается в 8 миллиардов баррелей. Расположенное рядом месторождение, по прогнозам, может дать почти 30 миллиардов.

Сентябрь 2006 года. Замбия

Президент одной из беднейших стран мира Леви Мванаваса объявил о разведанных огромных залежах нефти и газа на границе с Анголой и пообещал привлечь к их разработке крупнейшие международные компании.

Октябрь 2004 года. Куба

Разведанные на шельфе нефтегазоносные поля, по предварительным оценкам, содержат до 9,3 миллиарда баррелей нефти и до 600 миллиардов кубометров природного газа.

Вплотную

Сквозь нефтегазовые стеклышки

Как видим, даже такая сделанная наспех, за несколько минут работы в интернет-поисковике подборка довольно показательна и свидетельствует о том, что, во-первых, в мире регулярно открываются новые мощные месторождения нефти, а во-вторых, об этом объявляют, казалось бы, бесперспективные в этом плане регионы. Остановимся на втором аспекте подробнее.

Вовсе не секрет, что в мире можно провести четкую линию разделения: экспортеры — потребители нефти. К последним относятся, в первую очередь, самые развитые страны мира — США, члены ЕС и, несмотря на довольно высокий нефтегазовый потенциал, Китай. Экономика этих стран нуждается в стабильном поступлении углеводных энергоносителей, и эта потребность с каждым годом возрастает, даже если учесть нынешний мировой экономический кризис. Что и говорить, такая необходимость просто-таки заставляет правительства этих стран корригировать свои внешние отношения с другими государствами в зависимости от того, владеет оно запасами нефти и газа или нет. Вспомним, скажем, 1991 год, когда агрессия «нефтяного» Ирака против такого же «нефтяного» Кувейта побудила страны Запада немедленно вмешаться в ситуацию, причем вооруженным путем. Вряд ли операцию «Буря в пустыне» можно было осуществить, если бы Кувейт не относился к ведущим мировым экспортерам нефти. Скорее всего, ограничились бы гневными дипломатическими нотами и призывами ООН прекратить войну.

Второй пример более мягкий, но не менее показательный. Речь идет об обнаруженных в 2004 году больших залежах нефти возле побережья Кубы. О характере отношений между островом Свободы и США сказано более чем достаточно — жесткое эмбарго со стороны Вашингтона длится уже полвека. Однако это не помешало отдельным американским высокопоставленным лицам и общественным деятелям высказаться в пользу немедленного пересмотра отношений с Гаваной. Дескать, Бог с ними, с недоразумениями 50—60-х годов, зато совсем рядом у нас будет дополнительный источник поставок нефти. Причем потенциал в этом отношении у Кубы большой. По мнению Фила Петерса, вице-президента Лексингтонского института, «если Куба найдет значительные залежи нефти и начнет ее экспортировать, сохранение эмбарго превратится в абсурд»…

Еще одна совсем недавняя история — ливийско-европейские отношения. Режим одиозного ливийского лидера Муамара Каддафи не нуждается в комментариях, по крайней мере, европейских защитников прав человека. Однако это не мешает Франции, Италии, Германии, Испании и еще нескольким старожилам Европейского Союза быть основными импортерами ливийской нефти, закрывая при этом глаза на то, что никогда не простили бы правительству обычной страны мира. Нынешний президент Франции Николя Саркози идет еще дальше, пытаясь создать так называемый Средиземноморский союз, своеобразный евроафриканский ЕС с главной целью — привязать нефть Северной Африки к французским компаниям.

Кроме трех приведенных выше примеров, следует интерпретировать и довольно многочисленные заявления высокопоставленных лиц «не нефтяных» стран и Иордании об открытии огромных запасов «черного золота». Между разведкой и предварительной оценкой месторождений и началом добычи где-то в Африке или Азии могут пройти годы, а при большой потребности — и десятки лет. Но страна, демонстративно объявляющая об открытии солидных запасов нефти, может претендовать на новый для себя статус в мире — потенциального экспортера нефти. Причем неважно, будет начата добыча «черного золота» в достаточных объемах через год или аж через десять лет, важнее то, что нефтяной или газовый потенциал там есть. Поскольку правительства ведущих стран играют в политику, исходя из потребностей крупных промышленных групп и корпораций, это автоматически означает: в отношении такой страны будет вестись совершенно иная политика, чем раньше. Другими словами, отношения потеплеют, стране начнут предоставлять отдельные преференции или послабления. И это понятно, ведь теплые отношения между странами дадут возможность со временем получить право на разработку месторождений или, по крайней мере, получить альтернативный источник поставок энергоносителей. Именно поэтому первые лица стран третьего мира не стыдятся периодически делать достоянием гласности сообщения о будто бы найденных запасах то ли нефти, то ли газа, то ли урана. Расчет безошибочный, и идет на пользу как действующей власти, так и стране в целом. Настоящим виртуозом здесь можно назвать покойного президента Туркмении Сапармурата Ниязова. Пользуясь статусом одного из главных игроков мирового газового рынка, Ашгабат сведения о настоящих объемах своих газовых месторождений держал в строгом секрете, время от времени называя полуфантастические цифры объемов газа в месторождениях. Скажем, Йолотанское месторождение туркмены оценили в 7 триллионов кубометров (вдвое больше, чем на знаменитом Штокмановском в России). Если добавить к этому периодические намеки на значительные залежи нефти, то выходила чрезвычайно благоприятная для Ашгабата ситуация — вокруг него «танцевали» и Россия, и ЕС, и США, и Китай, не говоря уже об Украине.

Языком цифр

Хроника нефтяных месторождений (по данным Информационного энергетического центра)

По мере того как человечество все интенсивнее использует нефть и разведывает новые ее месторождения, периодически появляется информация об их объеме. Интересно проследить, как изменялись прогнозы на протяжении последних 130 лет.

1882 год — 95 миллионов баррелей

1926 год — 4,5 миллиарда баррелей

1936 год — 10 миллиардов баррелей

1944 год — 20 миллиардов баррелей

1980 год — 648 миллиардов баррелей

1993 год — 999 миллиардов баррелей

2007 год — 1,3 триллиона баррелей

Сейчас при 1,3 триллиона баррелей мировых запасов и ежедневной потребности в 85 миллионах баррелей этого объема должно хватить приблизительно на 40 лет.

Учитывая это, чрезвычайно перспективным для правительства Украины является использование подобной, пусть циничной, но действенной стратегии для повышения международного статуса страны. Ни в коем случае речь не идет о том, что украинским высокопоставленным лицам нужно лгать о каких-то там фантастических залежах энергоносителей. По общим данным украинских геологов и аналитиков американских нефтедобывающих корпораций, подтвержденные запасы газа на шельфе Черного и Азовского морей составляют свыше одного триллиона кубических метров, а общий потенциал оценивается не менее чем в пять триллионов. Неплохие перспективы и нефтедобычи, а по запасам урана мы уверенно занимаем далеко не последнее место в мировой десятке. Но такие сообщения обычно оглашаются в ограниченной информационной среде, вместе с тем распространяется миф о том, что Украина бедна энергоносителями, а это экстраполируется и на международные отношения. Именно поэтому чрезвычайно необходимым является формирование положительного имиджа Украины как потенциального стабильного экспортера прежде всего газа в страны Евросоюза. Если в Брюсселе будут надеяться, что через пять-десять лет Киев станет поставлять, по крайней мере, 5—10% необходимого Европе природного газа, с нами уже сегодня начнут разговаривать по-иному. В том числе и по таким больным вопросам, как вступление в ЕС или НАТО. Учитывая, что у скромной Иордании, благодаря работе геологов и заключенным договоренностям с ведущими нефтедобывающими компаниями мира, есть шанс превратиться в серьезного международного игрока, а стремиться есть куда. Ведь без углеводного сырья мир еще долго не сможет обходиться…

Аспект

Соблазны «энергетического коллапса»

Вспомним, поскольку это опосредованно касается темы нашего материала, и о, без преувеличения, всемирной истерии по поводу исчерпания запасов нефти и газа, вокруг которой зарабатываются фантастические деньги и ведутся войны. Некоторые данные указывают, что нередко паника инициируется искусственно как нефтедобывающими компаниями, так и правительствами стран, чтобы иметь постоянный источник сверхприбылей и огромное международное влияние. Общеизвестны, другого слова не подберешь, заговоры ведущих нефтедобывающих стран об уменьшении добычи «черного золота» ради сохранения и роста его цены. Иногда это сочетается с государственным рационализмом, как это случилось в ведущей нефтедобывающей стране — Саудовской Аравии. Там начиная с 2004 года уменьшилась добыча нефти, хотя количество буровых скважин увеличилось втрое! Многие эксперты считают, что саудовцы использовали рост стоимости «горючки», чтобы выкачать нефть из небольших и малоперспективных месторождений. В это время на ведущих месторождениях страны добычу уменьшили, поскольку себестоимость ее там ниже и нефть может подождать. Нужно ли говорить, что саудовцы правы, поскольку нынешнее падение цены после рекордного прыжка в первой половине 2008 года серьезно ударило по странам, для которых экспорт энергоносителей составлял основу валютных поступлений. В том числе и по России.

Справка

В ожидании пустых скважин

Отцом всемирной истерии по поводу неминуемого спада добычи нефти и неотвратимого энергетического и, соответственно, промышленного коллапса считается один из аналитиков исследовательского отдела нефтяной компании Shell Кинг Хаббарт. Начав со статьи в журнале Science в 1949 году, Хаббарт спрогнозировал падение добычи нефти в США в 1971 году и мировой пик добычи «черного золота» в 1995 году, после чего должен был начаться неминуемый спад. Первый прогноз Хаббарта подтвердился, а вот второй отодвинули сначала на 2004 год, а потом еще дальше — на 2025-й. Сейчас его теория считается близкой к истине, но она чувствительна к двум факторам. Первый: на Земле осваивается лишь 400 из 600 открытых осадочных районов, перспективных для добычи нефти и газа. То есть даже если залежи нефти исчерпаны, то новые месторождения будут отодвигать дату энергетического коллапса все дальше. Второй фактор универсальнее и касается самой теории возникновения углеводного сырья. Короче говоря, если процессы образования нефти уже давно состоялись, то ее запасы, безусловно, являются исчерпаемыми и рано или поздно закончатся. Но они продолжаются, и делать какие-то прогнозы без детального научного изучения процесса рано.

 

А знаете ли Вы: