То, чему подполковник милиции Евгений Мизев посвящает свое свободное время, кто-то назовет детской забавой взрослого человека. Но он другого мнения: нет лучшего способа снять напряжение после 12—15-часового рабочего дня, чем… строить корабли.

Процесс сборки моделей парусных кораблей у заместителя начальника Октябрьского райотдела милиции Полтавского городского управления МВД Мизева отработан до мелочей. Верфью, где со «стапелей» сходят точные уменьшенные копии старинных красавцев, служат две крохотные комнатушки в общежитии Полтавского педуниверситета. Евгений Валентинович, не имея собственного угла, уже несколько лет квартирует там с разрешения руководства учебного заведения вместе с женой — народной артисткой Украины, взрослым сыном и верным другом пекинесом Жаком. Комнатушку, где нет лишнего квадратного сантиметра, украшают копии парусников, выставленных на полках. Руками офицера милиции они сделаны так, что кажется, вот-вот из кают на палубу выбегут матросы и по команде офицеров займут места возле пушек, грозно поблескивающих латунью, или мастерски сделанных шлюпок, или вырезанного из дерева руля. Если вы заглянете в кормовую каюту, например, копии четырнадцатипушечного парусника «Мирный», на котором в 1820 году известный первопроходец лейтенант М. Лазарев достиг Антарктиды, то увидите точно воспроизведенное убранство помещения: миниатюрную мебель, мореходную карту на стене и даже крохотный матросский сундучок длиной один сантиметр и высотой семь миллиметров. Как и настоящий матросский сундук, он окован медью, закрывается на замок. А если поднимете крышку, увидите, что сундучок полон сокровищ — разноцветных бисеринок.

— Корабль «Мирный» я собирал долго, — рассказывает Е. Мизев. — Это точная копия в масштабе 1:70 парусника, вошедшего в историю морских плаваний. Пришлось долго искать чертежи и рисунки корабля. Для сборки модели использовал оргстекло, дерево разных пород, позолоту, мелкую резьбу по металлу, ткани. Все делал сам. Пушки вытачивал из латуни на токарном станке, паруса шил на машинке, даже флаг вышивал сам. Кстати, парусник успешно прошел испытания на воде — в ванной, где мы с сыном имитировали штормовые волны и сильный ветер…

Евгений Валентинович снимает с полки бриг «Меркурий». На изготовление копии корабля, навечно прославившего себя, свою команду и капитана А. Казарского во время русско-турецкой войны 1828—1829 гг., у моделиста ушло четыре года. «Меркурий» — одна из самых любимых работ офицера. И не только из-за удовлетворения от результата кропотливой четырехлетней работы. Почтительное отношение к копии парусника вызывает у милиционера и история настоящего «Меркурия»: вооруженный всего восемнадцатью пушками, он вступил в неравный бой с двумя линейными кораблями турок, оснащенными 184 пушками. «Меркурий» нанес немало повреждений турецким кораблям и удачно ушел от преследования.

— Я убедился на собственном опыте, что для моделиста важны не только мастерство и терпение, но и умение проникнуться духом времени, в котором «жили» корабли, копии которых он создает, — делится секретами мастерства Е. Мизев. — Когда я изучаю историю парусников, их команд и капитанов, желание как можно точнее собрать модель только усиливается, поскольку появляется ответственность за историческую достоверность и воссоздание в копии мельчайших деталей, которые могут рассказать о временах, когда этот корабль бороздил моря и океаны…

Подполковник милиции увлекается созданием копий парусников уже 26 лет и подсчитал, что за это время на своей домашней «верфи» он собрал копии семидесяти кораблей. Увлечение, появившееся у школьника из райцентра Гадяч, что на Полтавщине, стало серьезным хобби, которому он был верен даже в самые тяжелые периоды своей жизни — обучение в Полтавском военном зенитно-ракетном училище, служба армейским офицером, увольнение из армии и переход на службу в милицию, где дослужился от рядового участкового инспектора до заместителя начальника райотдела милиции.

— Друзья и знакомые меня часто спрашивают, почему я выбрал именно копирование парусников — довольно сложное занятие, результат которого можно увидеть лишь через несколько лет кропотливой работы, — продолжает Евгений. — В таких случаях я рассказываю «картинки» из своего детства: родители строили дом и каждую копейку вкладывали в строительство, поэтому у меня не всегда было то, чем увлекались ровесники. А вот журналы «Юный техник» и «Моделист-конструктор» родители мне подписывали безотказно. Еще школьником я попробовал себя во многих технических направлениях — собирал модели ракет, автомобилей, танков… Но по-настоящему увлекся лишь моделированием парусников…

Евгений не скрывает, что работа над копиями кораблей возвращает ему душевный покой и равновесие после долгих изнурительных часов работы, которыми заполнены будни и праздники милиционеров.

— Как правило, домой возвращаюсь около десяти вечера, — рассказывает мастер. — Но когда берешь в руки какую-то детальку, над которой нужно хорошенько поразмыслить, чтобы довести ее до ума, все неурядицы и напряжение рабочего дня остаются позади…

Моделист в милицейских погонах работает над копиями парусников по хорошо продуманной схеме. За годы увлечения моделированием у него появились необходимые инструменты, без которых невозможно воссоздать точную копию парусника. Их чертежи Е. Мизев ищет в Интернете, каталогах, атласах и других специализированных изданиях. Собственноручно собрал и несколько миниатюрных станков, на которых распиливает и шлифует дерево, пластмассу, металл и т. п. Недавно сделал себе очень полезный подарок — швейную машинку. Отныне паруса вручную не шьет, поскольку механизировал этот процесс, и с шитьем милиционер справляется не хуже профессиональной швеи.

— Корабли надолго не задерживаются в квартире, — сознается Евгений. — Почти все копии парусников я подарил друзьям и знакомым. Некоторые заняли место в школьных музеях. Модели должны не пылиться, а своим видом приносить людям удовольствие.

…На днях подполковник Е. Мизев «заложил» на домашней верфи копию в масштабе 1:80 линейного корвета «Виктория», которым командовал известный английский адмирал Нельсон. После того, как разобрался с чертежами, изготовил из дерева пробную миниатюрную штучку — лафет для корабельной пушки. Такой у полтавского моделиста принцип: сложную работу по копированию парусников начинать с мелких деталей. Сколько уйдет времени, прежде чем «Виктория» поднимет паруса, Евгений даже не прогнозирует, но твердо убежден, что корвет с его «стапелей» сойдет.