Станет ли утверждение права частной собственности в освоении внеземного пространства стимулом к его эффективному развитию?

В докладе на всемирном саммите «Инновации и предпринимательство» в Дубаи в апреле прошлого года доктор инженерии Билл Стоун, президент Stone Aerospace Inc., подтвердил намерение своей компании приступить в 2015 году к добыче полезных ископаемых на Луне. Когда же участники саммита, в числе которых был и автор этих строк, обсуждали преграды на пути столь амбициозных планов, первыми докладчик назвал отнюдь не технические, а… правовые сложности.

Принцип определенности

Международные соглашения в данной области не регулируют четко и однозначно права собственности в космосе. В базовом документе международного космического права — «Договоре о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства» — обнаруживаем лишь туманную фразу об использовании космоса как «достояния всего человечества», допускающую не меньше трактовок, чем пророчество Нострадамуса. И дальнейшая детализация: «Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежит национальному присвоению» все же оставляет открытым принципиальный вопрос: имеют ли не нации в целом, а физические лица и коммерческие компании право на частную собственность в космосе? А проблема становится все актуальнее: Европейское космическое агентство уже активно занимается отбором желающих стать первыми европейцами на Луне…

Это квантовая механика может позволить себе такую роскошь, как принцип неопределенности, а международное экономическое право — нет. Неоднозначность норм международного права стала причиной уже не одной юридической коллизии. Так, права собственности на Луну оспариваются американцем Деннисом Хоупом, обнаружившим лазейки в международных договорах о космосе и объявившим себя владельцем многих объектов Солнечной системы, и немцем Мартином Юргенсом, предку которого Луна якобы была дарована прусским императором Фридрихом Великим в 1756 году в знак благодарности за верную службу. А трое граждан Йемена подали в суд на NASA за вторжение в их частные владения — Луна, мол, «собственность всего человечества», а значит, и их лично.

Один из авторитетных космических юристов Виржилиу Поп даже защитил диссертацию, доказывающую неправомерность притязаний Хоупа и иже с ним. Но тем временем сам г-н Поп, в назидание прочим, не преминул заявить о своих собственных правах на Солнце.

Казалось бы, продажа участков за пределами Земли в качестве сувениров, да и все юридические баталии о собственности на небесные тела, — не более чем курьезы; но правовая неопределенность, которая их породила, не только по-прежнему остается на повестке дня, но и смущает серьезный бизнес, инвесторов, которые могли бы основательно стимулировать освоение космоса.

Лунный социализм?

У нас нет никакой частной собственности.

Николай Носов. «Незнайка на Луне».

Наивно полагать, что такая неоднозначность в важнейших международных юридических документах является лишь результатом небрежности. При более глубоком изучении истории вопроса выясняется, что в основе этого — принципиальное расхождение во взглядах подписавших сторон. Приведенная в начале статьи формулировка стала результатом многочисленных компромиссов между представителями социалистических стран, которые ратовали за отрицание прав частной собственности в космосе, и остальными участниками договора.

Дальше — больше. Появилось «Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах» (1979), призванное восполнить пробелы базового договора, касающиеся Луны (со времени прогулки Армстронга и Олдрина вопрос о правах лунной собственности перестал быть сугубо теоретическим). Этот документ и вовсе отрицает право на частную собственность на Луне и не только: «Поверхность и недра Луны и других небесных тел или их природные ресурсы… не могут быть собственностью каких-либо государств, юридических или физических лиц»! Соглашение вступило в силу в 1984 году. Тем не менее оно не ратифицировано ни одной из ведущих космических держав. Однако в учебных пособиях для студентов юридических вузов РФ можно встретить утверждения в духе: «Поверхность или недра Луны не могут быть собственностью какого-либо государства, международной организации, государственной организации, неправительственного учреждения или физического лица». Такого же мнения придерживается и директор Международного космического центра Национальной Академии наук Украины Юрий Шемченко: «Все планеты, включая Луну, принадлежат человечеству и не могут быть частной собственностью». Казалось бы, Советского Союза уже нет на земной карте, а он все дает о себе знать, как погасшие звезды. Отрицают право на частную собственность в космосе и многие мировые эксперты, организации.

Но есть и другая точка зрения.

Космические бизнес-дали

Луна — не для того, чтоб ею владела одна страна … Она для того, чтобы ею владел ты.

Р. Хайнлайн. «Человек, который продал Луну».

Если поначалу стимулом к стремительному развитию космической индустрии была гонка вооружений в биполярном мире, то по завершении периода острого противостояния государственный интерес уменьшился, темпы финансирования отрасли снизились. Потому особенно важно найти новые, мирные механизмы, которые стимулировали бы дальнейшее освоение космоса.

Наглядной, на наш взгляд, аналогией является Интернет, который возник из военных и научных экспериментальных проектов. Но вхождение в данную сферу частного бизнеса ускорило развитие Сети, породило сервисы, невообразимые в чисто милитаристском или научном контексте, что позволило миллионам людей эффективно пользоваться Интернетом и, что особенно важно, дало человеку новую степень свободы — виртуальную. Пример такого освобождения — проекты доктора Лизбет Гудмэн, директора SMARTlab Digital Media Institute, представленные на том же саммите в Дубаи, который мы упоминали выше. Практически полностью парализованные люди благодаря Сети и специальным технологиям реализовывают себя в киберпространстве, виртуально освобождаясь от власти недуга, — их альтер-эго в Интернете танцуют, снимаются в кино.

И почему бы нам не руководствоваться успешным правовым опытом, открывшим путь частному капиталу в Интернет, при доработке документов, определяющих права собственности в космосе? Тем более, что уже есть немало основательных и вполне реалистичных бизнес-проектов, которые могли бы успешно реализовываться, привлекая ресурсы для освоения космоса.

• Предприятие по производству топлива для ракет, стартующих с Луны (обратно на Землю или дальше), изо льдов лунного Южного полюса: по формуле LOX-LH2 — жидкий водород, жидкий кислород. Это гораздо выгоднее, чем транспортировка горючего с Земли. Потенциальными покупателями могли бы стать государственные космические агентства, которые экономили бы на транспортировке горючего, а инвесторы получали бы прибыль.

• Производство веществ с уникальными характеристиками, синтез которых возможен только в условиях микрогравитации.

• Cолнечная электростанция на орбите.

• Добыча энергетически ценного гелия-3, которого нет на Земле, но достаточно на Луне.

• Телешоу и реклама, снимаемые в космосе.

Авторы этих проектов, большинство из которых было представлено на круглом столе в Лас-Вегасе «Преодоление пропасти — от земных рынков к новым космическим рынкам», — не научные фантасты, а представители известных компаний Mitsubishi Heavy Industries, Ltd., Lockheed Martin Corp., The Boeing Company и, что говорит о реалистичности проектов, банков Citigroup и других.

Среди ключевых выводов и рекомендаций правительствам, ставших результатами этого «круглого стола», отметим такие:

• Четко обозначить права собственности. Они являются ключевой предпосылкой для принятия большинства решений об инвестициях в индустрию.

• Основанный на опыте 4000 лет гражданского права выбор частной формы собственности был бы потенциально лучшим ответом на вопрос о правах собственности.

Судьба этих проектов, как и множества других, зависит от того, будет ли обеспечена достаточная свобода для инвестиций в космос, будет ли гарантировано право на частную собственность за пределами Земли.

Ост-Индия: опыт-плюс

Чтобы не повторить ошибок прошлого, а наоборот, использовать наиболее удачные модели, было бы нелишним обратиться к истории колонизации на Земле.

Получив долгосрочные права на колониальную деятельность в Азии, а также необходимые ресурсы за счет выпуска акций, гарантировавших инвесторам долевое участие в распределении прибыли, Голландская Ост-Индская компания (VOC) обзавелась собственным флотом, капитаны которого впоследствии совершили немало географических открытий. VOC смогла обеспечить освоение удаленных территорий (к примеру, именно ее корабли впервые завезли в Европу зеленый чай). Компания успешно функционировала около двух сотен лет, принося инвесторам немалые прибыли. По мнению членов ассоциации владельцев частных компаний, просуществовавших не менее 200 лет (Клуб Енох), Голландская Ост-Индская компания имела все шансы дожить и до наших дней, если бы ее участники интересовались не только торговлей, но и производством. Таким образом, эту модель можно оценивать как в достаточной мере эффективную и жизнеспособную.

По мнению ряда исследователей, VOC во многом является предтечей сегодняшних открытых акционерных обществ. Этот опыт можно применить и в современном контексте — при определении прав собственности на территории и ресурсы на Луне и других космических объектах. Одно из возможных решений — создание на основе соглашения между государствами — членами ООН (и в первую очередь космическими державами) открытого акционерного общества, которому бы передавались права на освоение территорий и ресурсов вне Земли.

Антарктида: опыт-минус

Сегодня нормы международного права, регулирующие права собственности за пределами Земли, скорее напоминают соглашения об Антарктике. Международный антарктический договор, принятый в 1959 году, помещает континент под совместную юрисдикцию стран-участников. Права на местные биоресурсы и месторождения остаются неурегулированными, и сторонники прав на частную собственность в Антарктиде сталкиваются с серьезной оппозицией. «Мы выступаем против использования Антарктики в коммерческих целях», — заявил министр науки, технологии и океанического развития Индии Капил Сибал на 30-й международной консультативной встрече по вопросу о соблюдении Договора об использовании Антарктики (Дели, 2007).

Но является ли модель «все общее — все ничье» успешной, способствовал ли такой подход эффективному освоению ресурсов? Как отмечает энциклопедия «Британника» он-лайн, в Антарктиде заметно лишь незначительное экономическое развитие, по-прежнему мало известно о ее природных ресурсах.

 

Применение воздушных компрессоров

Воздушный компрессор Bitzer (Украина) представляет собой установку, действие которой основано на сжатии воздуха и подачи его под определенным давлением в пневматическое оборудование. Выбирая компрессорное оборудование для выполнения различных видов работ, необходимо учитывать устройство компрессора, его конструктивные особенности, а также технические и рабочие характеристики установки. Конструктивные особенности, принцип действия и устройство воздушного компрессора зависят от типа установки. Современные компрессоры имеют несколько классификаций, главной из которых является различие компрессоров по принципу действия. Сегодня производители компрессорного и пневматического оборудования предлагают большое количество данных установок различного типа, наиболее распространенными среди которых являются винтовые и поршневые установки.